Jump to content
Sign in to follow this  

Следователи по делу ФБК обыскивают дома активистов и блокируют их счета. Эти люди никак не связаны с Навальным и его фондом

Sign in to follow this  
News bulletin

6 views

В октябре во многих городах России — от Архангельска и Краснодара до Казани и Красноярска — прошли обыски по делу ФБК. Обыскивали активистов различных оппозиционных движений и организаций наблюдателей на выборах — обыски одновременно проходили по двум сотням адресов. Многие после обысков обнаружили на своих счетах многомиллионные минусовые суммы, а сами счета были заморожены. Сразу несколько активистов, у которых прошли обыски по делу ФБК, рассказали «Медузе», что не имеют никакого отношения к организации Алексея Навального.

В октябре в разных городах России прошли обыски по делу ФБК. Многие люди, к которым пришли следователи, не связаны с фондом

«Я даже не знаю, где штаб Навального на сегодняшний день находится!» — заявила «Медузе» координатор краснодарского отделения «Открытой России» Яна Антонова. Обыск у Антоновой прошел 15 октября в 6 утра, а отрицательный баланс в 75 миллионов рублей на своих счетах Антонова с матерью обнаружили 28 октября. Тогда же выяснилось, что счета заблокированы.

«Недавно моя мама продала квартиру. Кроме того, она более двадцати лет отказывая себе во всем копила средства, надеясь обеспечить моего брата, который был инвалидом с детства, а сейчас является инвалидом первой группы. Арестованы, в общей сложности, 4 миллиона 200 тысяч рублей», — возмущается Антонова. Основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный в тот же день посвятил Антоновой отдельный пост, рассказав, что имя краснодарской активистки узнал только после того, как ее счета и счета и ее матери были заблокированы, и она никогда не имела отношения к его штабу.

Тем не менее, 67-летнюю мать активистки в постановлении Басманного суда (документ есть у «Медузы») назвали «сотрудницей» штаба Навального. Яна Антонова недоумевает: с штабом ни она, ни тем более ее мать никак не взаимодействовали. «То, что произошло с моей семьей по решению Басманного суда, считаю ограблением», — говорит активистка.

Антонова проходит по делу ФБК как свидетель. В том же статусе находится и ее земляк, организатор Екатеринодарского дискуссионного клуба (ЕДК) Никита Изюмов — у него после утренних обысков 15 октября тоже оказались заблокированы счета. Но он, в отличие от Антоновой, хотя бы формально взаимодействовал со штабом Навального: ЕДК приглашал сотрудников и волонтеров штаба на дебаты.

«Обыски и блокировка стали шоком, поскольку я никогда не сотрудничал с ФБК, не отправлял им пожертвований и наши взгляды сильно расходятся на многие вещи, — вспоминает Изюмов в разговоре с „Медузой“. — Пару раз мы приглашали на дебаты представителей штаба Навального в Краснодаре, дебатировали они всегда со сторонниками власти или даже представителями администрации края». Хотя после приглашений сотрудников штаба Навального у дискуссионного клуба начались проблемы: некоторые краснодарские площадки стали отказывать ЕДК в проведении мероприятий, замечает он.

При этом организация Навального не оказывала дискуссионному клубу помощь, утверждает Изюмов: «С участниками штаба Навального, как и с другими спикерами я веду общение исключительно в рамках подготовки к мероприятиям. ЕДК финансируется только добровольными пожертвованиями, которые посетители оставляют после его окончания, и никак иначе».

О блокировке счетов в рамках дела ФБК рассказали активисты «Голоса» и других организаций

Журналист архангельского издания 29.ру Ярослав Вареник, к которому следователи пришли с обысками в семь утра 16 октября, рассказал «Медузе», что до сих пор не знает — в каком статусе по делу ФБК он находится. В своем издании он освещал работу сторонников Навального в городе и области, протесты по поводу строительства мусорного полигона в Шиесе. Вареник был волонтером штаба Навального, но два года назад.

«Я не спросил, почему именно ко мне пришли, потому что, подозреваю, это из-за того, что в 2017 году я два месяца был волонтером штаба Навального. Зарплату я никогда не получал, в агитрейды не ходил, только сидел в штабе и помогал с верификацией [подписей в поддержку Алексея Навального как кандидата в президенты России]», — вспоминает он. Его счет также заблокировали.

Еще два человека, к которым силовики пришли либо пытались прийти с обысками — красноярский урбанист Петр Иванов и координатор татарстанского отделения движения «Голос» Михаил Тихонов — читали лекции в местных штабах Навального. Ни тот, ни другой ни являются сотрудниками штабов, не считают себя сторонниками оппозиционера и тем более — его волонтерами.

Силовики пытались провести обыск по адресам, где Иванов давно не живет, при этом повторных попыток найти урбаниста они не предпринимали. Сам он в беседе с корреспондентом «Медузы» с трудом вспомнил, что когда-то читал лекцию в штабе Навального: «Один раз я с ними [штабом] все-таки пересекался — читал лекцию про социальный капитал и город в красноярском штабе, они сами меня позвали, все было бесплатно». Пока силовики не предпринимали попыток найти его, не блокировали счетов и не изымали технику, хотя исследователь не исключает, что они вновь попробуют провести обыски.

Зато координатору татарстанского «Голоса» Михаилу Тихонову, который тоже проводил лекции по наблюдению на выборах в республиканском штабе Навального, заблокировали пять счетов — теперь на них числится минус 75 миллионов рублей. «Я давно был знаком с координатором штаба Эльвирой Дмитриевой — еще до того, как стал координатором „Голоса“. Тогда я был просто общественным активистом, ходит на митинги и пикеты, наблюдал на выборах. Это была наша общая инициатива о совместных действиях по обучению наблюдателей. Всем ведь понятно, что для эффективного наблюдения на выборах нужно объединить усилия», — описывает он свое сотрудничество со штабом. Обыски также прошли у координаторов «Голоса» в Саратовской области и Мордовии. Все они, по их словам, не имеют отношения к штабам Навального или ФБК.

«Перед днем голосования они проводили тренинги для наблюдателей, но мы это делаем для всех, кто обращается — и для Навального, и для КПРФ, и для общественных палат, — рассказал „Медузе“ член совета движения „Голос“ Станислав Андрейчук. — Я сам единороссовским наблюдателям в одном из регионов перед праймериз тренинги проводил, все они проводятся бесплатно, так что и к деньгам ФБК ребята никакого отношения не имели».

Некоторые активисты считают, что обыски и блокировки — это попытка напугать потенциальных сторонников Навального

Несколько активистов и общественных деятелей, которые столкнулись с обысками и блокировками счетов, считают, что эти меры должны испугать тех, кто хочет помочь штабам Навального, либо просто придерживаются оппозиционных взглядов. «Большая часть из тех, к кому приходили [c обысками] — общественные деятели, активисты, волонтеры, журналисты, в общем, активные граждане. Возможно, [власти] так хотели запугать активистов, особенно после московских акций протеста», — предполагает Изюмов. По мнению журналиста Вареника из 29.ру, после возбуждения дела против ФБК у властей «появилась отличная возможность закошмарить людей, чтобы они отказались связываться с Навальным и понимали, что если им это не аукнулось сейчас, то может аукнуться в любой момент в будущем».

Андрейчук из движения «Голос» выдвигает другую гипотезу: «По моим ощущениям, это просто региональные администрации под шумок сводят счеты. Когда в один момент проходят обыски по 200 адресам по всей стране, то у многих появляется соблазн включить в этот список еще пару человек, которые давно мешают. Потом ведь никто разбираться не будет».

Андрей Перцев

Sign in to follow this  


0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now
×