Jump to content
Sign in to follow this  

Ты говоришь: «Надо ли мне?», а машина слышит: «Ангелы диктатуры»

Sign in to follow this  
News bulletin

6 views

В 2019 году корпорация Google показала несколько программ и технологий, которые должны помочь слабослышащим людям. В их создании и улучшении участвовал Дмитрий Каневский — эмигрировавший из СССР ученый, лишившийся слуха в раннем детстве. На мероприятии AI in Action, организованном Google в Цюрихе, Каневский рассказал о своих разработках и дал короткое интервью «Медузе» — с их же помощью.

В руках Дмитрия Каневского — два телефона. Они помогают ему разговаривать с людьми — даже несмотря на то, что он сам ничего не слышит.

На одном телефоне Каневский читает автоматическую расшифровку речи своих собеседников. На втором — уже собеседники Каневского могут читать расшифровку того, что он говорит: у исследователя — сильный славянский акцент, к тому же некоторые гласные звуки он произносит громче и выше, чем другие — так что его бывает непросто понять.

Чтобы это сработало, на каждом телефоне установлена своя программа. На первом — Live Transcribe. Это бесплатное приложение под Android, которое Google выпустила в феврале 2019 года. Оно отправляет аудио с микрофона телефона на серверы компании, где происходит распознавание речи — и через пару секунд на экране телефона появляется текстовая расшифровка.

Презентация проекта Euphonia
Google

Live Transcribe хорошо расшифровывает разговор обычного человека, поскольку нейросеть в ее основе обучалась на «типичной» речи. Но когда приложение слышит человека с особенностями речи или с сильным акцентом, количество ошибок резко возрастает. Тут-то и помогает приложение Euphonia, установленное на втором телефоне Каневского (его Google представил в мае 2019 года).

Euphonia ученый обучал сам, поэтому оно намного лучше понимает его речь. Каневский начал с небольшого количества аудиоданных — порядка ста фраз, которые позволили «умной» колонке Google Home понимать его команды. Затем он стал записывать свои лекции и добавлять к ним точные текстовые расшифровки. В итоге Каневский записал для Euphonia 25 часов аудио, и теперь программа понимает уже почти все, что он говорит. В том числе те слова или фразы, которые непросто понять нетренированному человеческому уху.

В блоге Google работу Euphonia сравнивают со стандартной моделью распознавания речи. Там, где Каневский говорил «Come right back please» («Вернись, пожалуйста»), стандартная модель слышала: «Cameras object» («Камеры, объект»). А когда он спрашивал: «Did I have anything to say about it?» («Надо ли мне было что-то сказать об этом?»), получалось «Dictatorship angels to think about it» («Ангелы диктатуры подумают об этом»).

По словам ученого, Live Transcribe и Euphonia существенно изменили его жизнь, причем каждое приложение справляется со своей задачей. Так, Live Transcribe позволило ему общаться с внучками — раньше приходилось привлекать сына или жену в качестве посредников. «Они могут попросить меня сыграть в прятки или рассказать историю, — говорит Каневский. — Еще они любят смотреть, как приложение расшифровывает их слова, для них это становится формой игры».

Euphonia помогает Каневскому выступать (в этом случае изображение с экрана телефона выводится на слайд). Каневский — математик, и в ближайшее время он планирует выступить с лекцией перед друзьями-математиками. Для этого ему пришлось обучить систему специфичным терминам; так что теперь он может сказать «алгебраическая геометрия» и «коммутативные лупы Муфанга» — и аудитория его поймет.

Euphonia — исследовательский проект, который пока доступен только сотрудникам компании. Но Каневский надеется, что в будущем технологию смогут использовать и другие — в частности, люди с боковым амиотрофическим склерозом (БАС), испытывающие трудности в речи. По словам ученого, для тренировки акустической модели каждому человеку необязательно будет записывать 25 часов аудио — из-за схожих паттернов в речи можно совмещать записи многих голосов. «Мы надеемся, что если много людей запишут свои голоса, мы начнем их кластеризировать, — объясняет Каневский. — И когда придет новый человек, мы просто найдем подходящий кластер. Если ему и придется тренировать модель под себя, то совсем чуть-чуть».

Конечно, нейросети, распознающие речь, были с Каневским не всегда. В интервью CNET Каневский рассказывал, что в детском саду и в школе он занимался с детьми без нарушения слуха и научился хорошо читать по губам. Во время обучения в аспирантуре в МГУ в конце 1970-х он задумался об эмиграции в Израиль. За девять месяцев, которые он ждал разрешения на выезд, ученый придумал и собрал устройство, которое упрощало ему чтение по губам речи иностранцев. «Например, в иврите много шипящих звуков — „шаббат“, „шалом“, — объяснял он CNET. — Поэтому я разработал устройство, преобразующее высокие частоты в низкие, и в Израиле оно помогало мне общаться. Благодаря ему я начал понимать других людей и говорить на иврите и по-английски».

В 1980-х Каневский переехал в США и начал работать в IBM над различными технологиями, помогающими глухим людям (у ученого больше 200 патентов). Так, в 1990-х он придумал подключать стенографистов по интернету: те слушали по телефону, что говорит Каневский и его собеседники, и тут же выводили на специальную веб-страницу расшифровку их фраз. Похожую систему Каневский применял, когда давал телефонное интервью CNET в 2012 году — оно было приурочено к его приглашению на торжественную церемонию в Белом доме.

С помощью стенографистов, подключенных по скайпу, ученый даже читал лекции: студентам, которые хотели задать вопрос, нужно было говорить в планшет в руках Каневского — через несколько секунд он получал текстовую расшифровку. Но у этой системы есть серьезный изъян: услуги стенографистов стоят дорого. Из-за этого выбор мест работы Каневского был ограничен большими компаниями, вроде IBM и Google. «Если бы мы встретились больше года назад, наш разговор стоил бы Google несколько тысяч долларов, — рассказывает он „Медузе“. — Я бы нанял стенографиста и неделю практиковался с ним, чтобы он знал, о чем будет мое выступление. На это бы ушло много [оплачиваемых] часов».

По словам ученого, когда он начал работать в сфере речевых технологий, то думал, что для исполнения его мечты — полноценной системы распознавания речи, которая поможет глухим людям общаться — потребуется примерно пять лет. На деле этот путь занял 25 лет. Расцвету технологий распознавания речи в последние годы способствовали два условия: компьютеры наконец стали достаточно мощными, чтобы на них могли эффективно работать нейросети; а в интернете появился сайт с сотнями тысяч видео, к которым люди загружали текстовые расшифровки, — ютьюб.

Live Transcribe уже достаточно качественно распознает речь и даже указывает на посторонние звуки — например, лай собаки или аплодисменты; хотя с некоторыми обстоятельствами справляется с трудом — когда вокруг шумно, говорящий сидит далеко от микрофона или если одновременно говорят несколько человек.

Euphonia же, по мнению ученого, должна развиться до системы, которая будет понимать всех людей с нестандартной речью. Он представляет себе это так: человек заходит на сайт, загружает туда образец своего голоса или просто находит подходящий под свой случай вариант, скачивает его к себе на телефон и начинает общаться с людьми и голосовыми помощниками.

Работа Каневского и его коллег не ограничивается преобразованием речи в текст. В 2018 году они демонстрировали прототип мини-проектора, который прикреплялся к груди ученого: таким образом Каневский мог увидеть расшифровку слов, которые произносил его собеседник, прямо у него на груди. Очки дополненной реальности, позволяющие выводить текст прямо перед глазами человека, позволят сделать общение с глухими людьми еще более натуральным: «Сейчас некоторые люди жалуются, что во время разговора я перестаю смотреть на них и смотрю на экран телефона».

У Google также есть исследовательский проект Parrotron, который вообще не пытается «понять», что же сказал человек с нестандартной речью — нейросеть сразу «проговаривает» ту же фразу «стандартным» голосом.

В ролике, демонстрирующем разработку, Каневский пытается задать вопрос голосовому ассистенту, но тот понимает его неправильно. Затем он говорит ту же команду в Parrotron, установленный на телефоне, и уже приложение повторяет ее «стандартным» голосом для «умной» колонки.

Демонстрация работы Parrotron
Fadi Biadsy

Каневский подчеркивает, что задача его команды не в том, чтобы слабослышащие люди полностью перешли на системы преобразования аудио в текст — они также работают и над автоматическим распознаванием жестового языка. Для слабовидящих и слепых людей Google выпустил приложение Lookout: наводишь камеру на объект — и получаешь устное объяснение, что это такое. А для помощи слепоглухим людям в компании работают над преобразованием текста из Live Transcribe в шрифт Брайля.

По словам Каневского, другим компаниям, желающим помочь людям с особенными потребностями, нужно помнить, что главный вызов, который стоит перед ними — не технологический. «Я думаю, главный вызов сейчас — это эмпатия. Мы недооцениваем, насколько это важно, — говорит ученый „Медузе“. — Вы не можете просто нанять разработчика и сказать: сейчас мы сделаем вот такое вот приложение. Важнейший вызов — пробуждать в людях эмпатию».

Хотите поддержать фонд «Со-единение», помогающий людям с одновременным нарушением слуха и зрения? Вы можете сделать это здесь

Султан Сулейманов

Sign in to follow this  


0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now
×